Архив метки: классика

Эрнест Хемингуэй: Старик и море

Среди всех книг Эрнеста Хемингуэя, «Старик и море» занимает особенное место. Еще при жизни автора она была отмечена такими престижными премиями, как Пулитцеровская и Нобелевская премии. И не зря.

Эрнест Хемингуэй: Старик и море

Эта книга предполагает особенный психологический настрой и определенный возраст для того, чтобы вдуматься и прочувствовать то, что хотел сказать автор.

Старик Сантьяго среди знакомых считался неудачником. Он провел восемьдесят четыре дня в Гольфстриме на рыбалке и вернулся практически ни с чем. Однако он не теряет надежды и снова отправляется в море. На этот раз все обернулось еще печальнее: он повстречался с акулами и от его улова остался только остов.

Книга написана простым и понятным языком, что придает ей особенное очарование. Историю жизнь простака Сантьяго невозможно было бы по другому излагать. Несмотря на жизненные испытания, нищету и одиночество, он не обозлился, не впал в отчаянье. Он ценит каждый миг своей жизни. Именно так хотел воспринимать жизнь и сам автор, но… Видимо не каждый человек может с достоинством и упорством нести свой крест.

На закате лет старик знакомиться с мальчиком, которого берет себе в ученики. Он учит его премудростям рыбной ловли, и постепенно они привязываются друг к другу. Все это время мальчик смотрит на старика с сочувствием. Однако долгие дни разлуки, которые старик провел в море, заставили их пересмотреть и свои взгляды, и свое отношение к жизни, и прежде всего друг к другу. Теперь они по-настоящему становятся преданны, понимая, что очень нужны друг другу.

«Старик и море» оставляет после себя неизгладимое впечатление. Эта книга заставляет каждого задуматься о своей жизни и отношении к ней, о том, что самое страшное – остаться в старости в одиночестве, о том, что никогда не нужно сдаваться и необходимо принимать удары судьбы с достоинством.

© Студия копирайтинга «Ямбус»

Опубликовал Главред в Книги от 21 августа 2013

Курт Воннегут: Бойня номер пять

Скорее всего, прочитав название этой книги, вы представите себе совершенно не тот сюжет, который на самом деле раскрывает эта книга. Что же на этот раз придумал фантаст Курт Воннегут?

Курт Воннегут: Бойня номер пять

«Бойня номер пять» — это фантастика. Но не в том понимании, которое мы привыкли вкладывать в это слово. Здесь больше социального, морального, нравственного. Это своего рода классика, которая заставляет задумываться и искать ответы. Эту книгу стоит прочитать тем, кто любит качественную, серьезную литературу. Сложно себе представить, насколько точно автор чувствует чужую боль, страх за людей и человечество в целом и умудряется передать эти чувства читателям.

Роман «Бойня номер пять» рассказывает о бомбежке Дрездена, хотя и без самого описания этих ужасных сцен. Курт Воннегут сумел показать то, насколько война бессмысленна и абстрактна, что движут ею не мифические героические солдаты, а глупые, наивные и запутавшиеся дети. Они в большинстве своем мало что понимают в происходящем, прячутся от реальности в фантазиях и напускном хвастовстве. Не важно сколько на самом деле лет этим парням, человеческая психика несовершенна, и если человека лишить привычного хода вещей и бросить в ад на земле, его рассудок пытается сбежать от реальности за грань человечности. Это нельзя увидеть или пережить и остаться таким, как прежде.

Впрочем главный герой воспринимает мир не так уж запутанно, как может показаться на первый взгляд. Почти каждому человеку приходилось хоть однажды укрываться в собственных воспоминаниях и побродить по осколкам своей жизни, даже не прибегая к помощи пришельцев с планеты Трафальгар.

Восприятие Билли помогает читателю понять абсурд, через который проходят несчастные солдаты. В свое время Курт Воннегут тоже был на этой войне, и его эмоции и воспоминания помогают читателю понять это время.

Просто тогда так было нужно.

© Студия копирайтинга «Ямбус»

Опубликовал Главред в Книги от 03 июля 2013

Вечером во ржи: 60 лет спустя

В 2009 году появилась идея защиты интеллектуальной собственности всеми любимого Сэллинджера в судебном порядке, что взбудоражило внимание критиков и простых читателей не меньше, наверное, чем сам факт необходимости работы над продолжением именитого романа. И, не смотря на это, «Вечером во ржи: 60 лет спустя» получила жизнь, и пренебречь этим фактом невозможно.

Известный уроженец Швеции, писатель Фредерик Колтинг, взял себе псевдоним Джон Дэвид Калифорния. Касательно названия книги: всё было сделано шикарно, ведь теперь читатель видит пожилого Холдена Колфилда в другом ракурсе, а именно — с иной моралью. И ведь чертовски умело автор скопировал стиль разговорной речи героя, который обзавёлся сединой и теперь доживает свои годы в доме престарелых, с постоянными проблемами мочевого пузыря и проявлениями старческого маразма.

Холден смог сохранить львиную долю принципов, которые были его отличительной чертой среди ровесников в юности. Не это ли является жестоким поступком автора по отношению к своему герою? Ведь тем самым Колтинг тонко намекнул на невозможность развития личности героя, его внутренней атмосферы за столь долгое время, а именно 60 лет.

© Студия копирайтинга «Ямбус»

Опубликовал Главред в Книги от 21 декабря 2012

Стефан Цвейг. Нетерпение сердца

Наверное, у каждого из нас есть список книг, которые «должны прочесть все образованные люди». Но времена меняются, книги, соответственно, тоже. Современники вытесняют классиков, новеллы и саги сменяются детективами и любовными романами. Но иногда действительно хочется почитать о серьезном, буквально прожить книгу, а не просто перелистать пару сотен страниц.

Если вы ищите такое произведение, «Нетерпение сердца» Стефана Цвейга непременно заставит задуматься, но не о смысле жизни, нет, а скорее о том, что каждый из нас чувствует на самом деле, когда не притворяется, не носит маску, не играет на публику.

Роман – обращение к теме жизненного предназначения человека. Главный герой – обычный человек, в жизнь которого врываются люди со своими проблемами и невзгодами. Страдая от паралича, дочь местного богача Эдит заставляет страдать всех вокруг: отца от беспомощности, прислугу от вечных капризов и Гофмиллера (главного героя) от своей любви. В сострадание милого Гофмиллера Эдит способна увидеть лишь любовь к себе, и поэтому жалость к ней перерастает в жестокость.

И в этот самый момент каждый из нас, читателей, которые готовы разделить все беды Эдит и страдания Гофмиллера, переживает переломный момент. Некоторые откладывают книгу на несколько часов, другие – на несколько лет. Зачем? Чтобы разобраться, понять, прочувствовать и решить, стоит ли читать дальше, узнать правду…

Что такое сострадание? И… есть ли сострадание вообще? А может нам просто удобно жить и знать, что мы не черствые, что мы умеет жалеть, заботиться, сопереживать? Истинное сострадание требует действий, поступков. Нетерпение сердца – ложь, которая помогает нам избавиться от чувства вины при виде чужих бед.

Чувствуя последнее, Гофмиллер фактически становится убийцей Эдит. Заставляет задуматься, не правда ли? А стоит ли вообще выставлять на показ так называемое сочувствие, если ты не хочешь и не планируешь помогать человеку. А что если будешь помогать? Не приведет ли это к таким же последствиям, как и в случае с Эдит и Гофмиллером?

Да, читать произведения Цвейга тяжело. Порою просто невозможно: становится скучно и непонятно. Но стоит преодолеть первую сотню страниц, и все ремарки и отступления становятся на свои места, все кажется понятным, хотя от этого не легче: «Можно сбежать от чего угодно, но только не от самого себя».

Если в вашем списке есть «Нетерпение сердца» Цвейга, перенесите её на первое место.

Опубликовал Главред в Книги от 19 ноября 2012

Пулитцеровская премия за правду о расизме

Мир глазами взрослого человека и ребенка – две разных прострации. Взрослые видят все серьезно, дети наивны в своих размышлениях и восприятии окружающей среды. Поместить ребенка в мир взрослого – вырвать его из привычного для него мира, сорвать бутон с куста роз: он может распуститься в стакане с водой, но он никогда не станет прежним.

Это случилось и с главной героиней романа Харпер Ли «Убить пересмешника» — маленькой девочкой, которую прозвали Глазастиком за вездесущий нос. В романе идет речь о коротком периоде из жизни Глазастика и её брата, которых отец берет с собою на заседание дела, в котором выступает в роли защитника темнокожего парня.

30 годы… США… Массовые социальные конфликты… Темнокожий парень обвиняется в изнасиловании белой женщины. О каком равенстве может идти речь? Тогда почему Аттикус Финч, отец Глазастика, берется за дело, заранее зная, что он не сможет выиграть его? Потому что дело не в выигрыше, а человеческая жизнь – не рулетка. Аттикус хочет показать, что есть люди, готовые выступить против привычны схем, навязанных южным обществом, что «ниггер» — не значит черный душой, а белая женщина может быть намного чернее.

На фоне происходящего стоят две маленькие фигуры – дети Финча. Читая текст, каждый из нас недоумевает, зачем отец приводит детей на это заседание, зная, что приговор уже подписан задолго до его начала? Не для того ли, чтобы уже с раннего возраста его дети были готовы к той несправедливости, которая будет ждать их за каждым углом?

Для того, чтобы они учились рассуждать, а не решали доверять или не доверять человеку лишь по цвету его кожи. Для того, чтобы они были на стороне правды, даже если заранее знают, что не сумеют выиграть.

«Убить пересмешника» — произведение, которое было удостоено Пулитцеровской премии. После его выхода и награды, автор начала работу над еще одним романом, но вскоре поняла, что не сможет написать ничего более существенного и запоминающегося.

Итак, Пулитцеровская премия за правду о том времени – малая награда за то, что сумела донести автор, написав «Убить пересмешника». Более острые расовые предрассудки того времени не исчезли полностью даже сегодня. Двойные стандарты успешно «проживают» в сердце каждого из нас. Вопрос лишь в том, готовы ли мы признаться в этом? Готовы ли мы научить своих детей стоять за правду, вопреки всему, как это сделала Аттикус Финч?

© Студия копирайтинга «Ямбус»

Опубликовал Главред в Книги от 19 ноября 2012

Бернхард Шлинк. Строится ли успех на темном прошлом?

Немалое количество успешных и начинающих авторов делали попытки ворваться в мировую литературу, описывая события, о которых все хотят забыть: войны, нацизм, гетто, убийства, голод, эксперименты… По правде сказать, мало кому из них это удалось. Во-первых, потому что «шедевры» никого не тронули. Во-вторых, потому что писали те, кто ни сном, ни духом не знали, КАК это было на самом деле.

В чем же успех Бернхарда Шлинка и его книги «Чтец», которая уже несколько лет не сходит с первых позиций списков бестселлеров? Он – немец, который затронул тему прошлого, которое уже спустя 65 лет его народ не может отпустить.

«Чтец» — не одна из тех заурядных книг о нацизме, если, конечно, можно так сказать о тех страшных вещах, которые происходили под прикрытием войны. «Чтец» — книга о проблеме второго поколения. Тема поколения, вообще, была затронута Ремарком, который говорил о потерянном поколении немецкого народа в перерыве между первой и второй мировыми войнами. Шлинк затронул тему второго поколения: это конфликт между желанием понять причины преступлений, совершенных нацистами, и стремлением осудить своих отцов и дедов за то, что было.

История Шлинка – судьба двух людей, разных в классовом плане и возрастном. У них разное прошлое и нет общего будущего. Роман между 15-летним юношей и зрелой женщиной имеет стремительное начало и так же внезапно обрывается, после того, как она уезжает из города навсегда. Пережив нелегкий этап, окончив школу и став выпускником юридического факультета, он встречает её вновь, но уже не в её уютной квартире, а в зале суда среди бывших надзирательниц женского концлагеря.

Меняется ли отношение после того, как мы узнаем правду? Ищет ли главный герой оправданий или обвиняет? Что ждет того, кто хотел защитить людей, но не мог, опасаясь за свою жизнь?

Когда Шлинк писал книгу, он писал её о немцах и для немцев, не зная, что напишет шедевр, признан во всем мире и переведен на более чем 40 языков.

© Студия копирайтинга «Ямбус»

Опубликовал Главред в Книги от 19 ноября 2012